Опубликовано 26 ноября 2008Один комментарий
71-летняя пенсионерка выиграла суд у Пенсионного Департамента

71-летняя пенсионерка Галина Гончарова выиграла суд второй инстанции у Пенсионного департамента, отказавшегося выплачивать ей пенсию, которую до этого женщина получала в течение шестнадцати лет. Вернут ли ей теперь деньги за тринадцать месяцев, пока длится ее вынужденный «академический отпуск»?

По закону пенсионерке эти деньги полагаются. Посмотрим, совпадут ли юридическая теория и житейская практика. Пенсию Галине Матвеевне стали выплачивать еще в 1991 году, прекратили 1 ноября 2007-го. Cразу после ратификации обеими сторонами российско-эстонского Соглашения о взаимном признании пенсионного стажа.

Дело в том, что в Эстонию Гончарова приехала к дочери в 2002 году, уже будучи пенсионеркой. Приехала после смерти мужа, с которым сорок лет прожила душа в душу. У нее начались серьезные проблемы со здоровьем, и понадобилась посторонняя помощь. Дочь приглаcила ее переселиться в Таллин насовсем, и Галина Матвеевна согласилась. Никаких проблем с оформлением документов у нее тогда не возникло. Вид на жительство дали, а пенсию платила Российская Федерация.

Правда, гражданам, проживающим за рубежом, пенсию из Москвы переводят не ежемесячно, а раз в квартал. Что само по себе не очень удобно. Да вдобавок с нее банки дважды делают вычеты за конвертацию валюты: при переводе рублей в доллары, а потом — долларов в кроны. В общем, когда в конце октября 2007 года было ратифицировано российско-эстонское Соглашение о взаимном признании пенсий, заработанных на территории этих стран, Галина Матвеевна сильно обрадовалась и едва ли не на следующий день отправилась в столичный Пенсионный департамент, захватив все нужные документы. Тем более что письмо из Российского пенсионного фонда пришло загодя. В нем сообщалось, что Российская Федерация с 1 ноября прекращает выплату пенсии, и по этому вопросу отныне следует подавать заявление по месту жительства получателя, то есть в Таллиннский департамент соцобеспечения.

Хождение по мукам

В Пенсионном департаменте ее встретили вежливо, но заявление не приняли. Сказали: надо подождать разъяснений по поводу Соглашения. Заявление ей удалось подать 2 декабря 2007 года. А 10 апреля нынешнего (почти через 5 месяцев!) она получила от пенсионной комиссии официальный отказ. Мол, не положено, потому что не проработала 15 лет на территории Эстонии.

В Эстонии она действительно не работала. Потому что перенесла два инсульта и одно время не могла даже во двор выйти, к тому же, к моменту переселения в Эстонию она была на пенсии уже 11 лет, а до того времени, как ее лишили пенсии, пять лет получала ее в Эстонии.

Отметим, что Галина не торговала в винном магазине или мыла лестницы, а 28 лет трудилась в планово-экономическом отделе крупного стройтреста в Казахстане, где в последние годы была начальником, а после перевода мужа в Россию, тоже работала по специальности. И вот, имея трудовой стаж более 30 лет, женщина оказалась без средств к существованию. На нервной почве у нее обострились все болезни, а больничной карточки больше не было, так как не стало пенсии. Значит, и за визит к врачу приходилось платить по полной, и на лекарcтва никаких скидок не положено. А тут, как назло, у 71-летней женщины сразу три зуба разболелись…

«Я несколько раз спрашивала у инспекторов в Пенсионном департаменте, может, не стоит и рассчитывать на нормальную пенсию, а сразу попросить народную, — утирает слезы обиды Галина Матвеевна. — Это всего-то 1950 крон, но хоть на лекарства хватит. Но меня уверяли, что дадут заработанную. И вдруг такой шок!»

Оскорбленная пенсионерка не смирилась с поражением. Она обратилась к юристу. В Центре информации по правам человека ей помогли составить иск в административный суд с требованием признать решение пенсионной комиссии противоречащим международному Соглашению между Российской Федерацией и Эстонией, согласно которому каждая из сторон автоматически признает пенсионный стаж, акцептируемый другой стороной.

Уже через три недели после рокового отказа у нее на руках было решение административного суда (судья Марет Альтнурм), требующего это решение аннулировать и повторно рассмотреть заявление Гончаровой о назначении пенсии. Пенсионный департамент опротестовал это решение в окружном суде. Однако суд второй инстанции не удовлетворил апелляцию, посчитав решение административного суда верным, то есть тоже встал на сторону пенсионерки.

Речь о больших деньгах

Получив решение окружного суда, Галина Матвеевна отправилась с ним в Пенсионный департамент, где половина инспекторов ее знает в лицо, а другая — по фамилии. «Что будете делать — подадите апелляцию в Государственный суд или начислите пенсию?» — поинтересовалась она. Чиновницы засуетились, стали названивать начальству, но ответить по существу так и не смогли. Прозвучало нечто, вроде: «Так сразу не скажешь… Речь ведь идет о больших деньгах!»

Сама экс-пенсионерка считает, что эстонское государство задолжало ей тысяч 40. Полную пенсию за 8 месяцев, когда она не получала ни сента, и тысячи по две за последние пять месяцев, когда ей стали выплачивать 1950 крон народной пенсии. Срок подачи апелляции у Пенсионного департамента истекает 1 декабря. «Теперь добиться своей законной пенсии для меня — дело принципа», — говорит на прощанье моя собеседница, уверяя, что не отступится, даже если пенсионные чиновники придумают какую-нибудь новую каверзу. Не добьется правды здесь — обратится в Европейский суд. Ведь пока она не получила отказа после прохождения всех инстанций в Эстонии, она не может подавать заявление в Российский пенсионный фонд для восстановления пенсии. Сокрушается, что, если бы не дочь, впору было бы милостыню просить. А сидеть на шее у дочери Галине Матвеевне стыдно.

Послесловие юриста

Юрист Центра информации по правам человека Мстислав Русаков, занимавшийся этим делом, напомнил, что Соглашение между правительствами Эстонской Республики и Российской Федерации о сотрудничестве в области пенсионного обеспечения, заключенное еще в 1993 году, вступило в силу только 16 октября 2007 года, когда состоялся обмен ратификационными грамотами. В соответствии со ст. 4 Соглашения для установления права на пенсию учитывается трудовой стаж, приобретенный на территории Эстонии и (или) России, а также признаваемый на территории любой из сторон.

Значит, по утверждению юриста, весь трудовой стаж, признаваемой Россией (а она как правопреемница CССР признает трудовой стаж, заработанный на территории всех бывших союзных республик, включая, разумеется, и Казахстан), должен признаваться и Эстонией. На практике же эстонский Пенсионный департамент отказывается это делать, ссылаясь на положение Закона о пенсионном страховании, в соответствии с которым стаж союзных республик признается только при наличии 15 лет, отработанных в Эстонии.

Мстислав Русаков отмечает, что это положение эстонского законодательства противоречит Соглашению, а исходя из принципа иерархии правовых норм, международное законодательство имеет преимущество перед внутренним, что закреплено и в Конституции ЭР.

В Центр информации по правам человека на сегодняшний день поступило около 20 подобных обращений. Они находятся на разных стадиях рассмотрения. Пока все решения по ним были положительными.

Светлана Крищюнас, «Пенсионная война» — «МК Эстония»

Источник информации : «МК Эстония»

На правах рекламы:

.

Комментарии
Оставьте комментарий
XHTML: Вы можете использовать эти тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.